Неврозы
С чем мы работаем

Невроз представляет собой одну из основных психиатрических и психоаналитических категорий. В наши дни этим термином могут быть названы такие душевные расстройства, как невроз навязчивых состояний, истерия и фобические неврозы. Несколько важных наблюдений было сделано в психоаналитической науке. Одно из них заключается в том, что психическое явление, вызывающее болезнь, является бессознательным.

Герберт Нюрнберг в книге “Принципы психоанализа и их применение к лечению неврозов” описывает пример девушки, страдавшей сильной рвотой. Он осмотрел пациентку, но не обнаружил никаких физиологических причин, которые могли бы вызвать данное расстройство. Тогда он расспросил девушку, не случилось ли с ней чего-то, что могло ее расстроить. Сначала пациентке ничего не приходило в голову, но постепенно она вспомнила, что несколько часов назад гуляла по лесу со знакомым пожилым человеком, а еще позже - что у нее был сексуальный опыт с ним. Как только она смогла вспомнить это, травмировавшее ее событие, рвота прекратилась.

Из этого примера следует, что сильный эмоциональный опыт, крайне неприятный пациентке, оказался забытым, стал бессознательным, а его место занял симптом – рвота. Подобные провалы в памяти (амнезии) встречаются у всех невротических пациентов и простираются глубоко в раннее детство. Полная амнезия чаще всего характерна для истерии. При неврозе навязчивых состояний пациенты помнят личные переживания из раннего детства, но связь между воспоминаниями отсутствует. Поэтому они становятся оторванными от контекста.

В этой же книге Г.Нюрнберг приводит еще один пример компульсивной пациентки, страдавшей бессонницей. Симптом возник из-за детского ритуала. Пациентка принимала определенную фиксированную позу: ложилась на спину, согнув ноги в коленях. Только ее шея, колени и пальцы ног могли касаться одеяла. Остальные части тела, особенно живот, ни в коем случае не должны были прикасаться к нему.

В начале психоаналитической терапии пациентка понятия не имела, что означает ее ритуал. Только позже она рассказала факт, который по ее мнению не имел никакого отношения к ритуалу. До шестнадцати лет она спала в комнате, смежной со спальней родителей. Дверь была приоткрыта и порой она могла слышать, как происходит сексуальный контакт между ними. Это возбуждало ее и не давало заснуть. Иногда она фантазировала, как ее отец лежит на матери, и их животы соприкасаются. Ее охватывало отвращение, и она обрывала фантазию. Несколько позже пациентка вспомнила, что боролась с мастурбацией, избегая прикосновения к гениталиям. И хотя она чувствовала сильное желание прикоснуться к своему животу и гениталиям, ей удавалось сдерживать себя. Все эти воспоминания не были забыты, они всегда оставались в сознании. Но она не знала, что они были связаны между собой и ее симптомом. Лишь соединив их, можно было понять ее ритуал. Посредством него она мысленно пыталась стереть сексуальный контакт между родителями,  в тоже время стараясь бороться с собственной мастурбацией.

Таким образом, память о переживаниях, связанных с болезнью, может сохраняться в сознании, но связь этих переживаний с симптомом, а также их значение, остается в бессознательном. Мотив болезни, то “для чего она нужна”, смысл симптома – всегда остаются в бессознательном.

З. Фрейд был первым исследователем, предпринявшим попытку не только описать и классифицировать невротические симптомы, но и объяснить их происхождение. Он трактовал возникновение симптома следующим образом: "запретные" импульсы, которые потенциально могли бы вызвать сильное чувство вины и тревогу, если бы достигли сознания, вытесняются в бессознательное. Поскольку человек уже не имеет доступа к этим импульсам, их разрядка блокируется, а, следовательно, давление импульсов усиливается. В результате формируется симптом, как некое компромиссное образование. С одной стороны, в этом симптоме в символической форме происходит символическая разрядка "запретных" влечений, а с другой стороны - этим же симптомом человек сам себя и наказывает за частичное удовлетворение своих желаний.

Что такое невроз навязчивых состояний (или обсессивно-компульсивный невроз)?

Этот термин относится к явлению, когда мысли, чувства и поведение человека направляются навязчивой идеей, желанием, требованием или искушением. Под навязчивостями (или обсессиями) понимаются упорные, нежелательные мысли, возникающие помимо воли человека. В качестве примера обсессии можно привести "умственную жвачку" - навязчивое размышление, рефлексирование, обдумывание. В ходе подобных рассуждений человек так и не приходит к окончательному решению или заключению.

Помимо обсессий для пациента, страдающего неврозом навязчивых состояний, могут быть характерны компульсии и ритуалы, представляющие собой постоянное и неустанное желание выполнять бессмысленные действия. Навязчивое мытье рук, навязчивая уборка квартиры могут служить примерами компульсивного поведения. Таким образом, компульсии - это упорные, нежелательные действия, а обсессии - упорные, нежелательные мысли.

Хотелось бы привести пример пациентки, страдавшей неврозом навязчивых состояний. Женщина чувствовала непреодолимую потребность снова и снова проверяться на ВИЧ. В ходе терапии стало понятно, что пациентка воспитывалась в строгой, пуританской семье. Ее симптом возникал каждый раз, когда она бессознательно испытывала сексуальный интерес, вызывавший огромное чувство вины. Таким образом, ее симптом может быть понят, как способ с, одной стороны, символически удовлетворить запретное сексуальное желание. Все мы знаем, что основной способов передачи ВИЧ - сексуальные отношения, а с другой стороны,- это способ наказать саму себя за символическую реализацию своего желания.

Что такое истерия?

Это класс неврозов, еще известный со времен Гиппократа и относимый в античные времена к болезням матки. Позже Фрейд совместно с Брейером начал исследовать психические механизмы истерии и стал задумываться над такими вопросами как: чем объясняется забвение важного личного опыта? На самом ли деле тело выражает то, что мозг не может воспринять? Что могло бы объяснить полные эпилептиформные припадки у человека, не страдающего эпилепсией? Слепоту у людей, без физических нарушений органов зрения? Параличи, когда с нервами все в порядке? Эти исследования и привели к возникновению психоанализа. Фрейд различал два вида истерии - конверсионную и истерию страха (в настоящее время это расстройство принято обозначать как фобический невроз).

Для конверсионной истерии характерны следующие признаки:

  • Телесные симптомы, изменчивые по своей природе и не связанные с анатомическими и физиологическими нарушениями. Например, паралич, анастезия, тремор, глухота, слепота, рвота и т.д. При этом пациенты бывают убеждены в том, что эти симптомы соответствуют реальному телесному заболеванию.
  • Внешнее эмоциональное безразличие к серьезности симптомов. Иногда еще это состояние называт "прекрасным безразличием". Несмотря на то, что пациеты убеждены в серьезности своего заболевания, это их какбуд-то не беспокоит.
  • Эпизодические психические состояния, известные как истерические припадки, например, раздвоение личности, сомнамбулизм, общая амнезия.

С точки зрения психоанализа симптомы конверсионной истерии могут быть объяснены следующим образом: они представляют собой выражение на "языке тела" бессознательных фантазий, возникших в качестве компромисса между инцестуозными инстинктивными желаниями и защитой от этих желаний.

Что такое фобический невроз?

Фобические симптомы встречаются при различных невротических и психотических расстройствах. Их можно наблюдать при неврозе навязчивых состояний, шизофрении и при неврозе страха. Поэтому в своих работах Фрейд подчеркивал, что фобию не следует считать «особым патологическим процессом».

Существует, однако, такой вид невроза, при котором фобия выступает как главный симптом.

Фобия – это психологический симптом, характеризующийся избеганием специфических ситуаций или объектов, которые объективно, не будучи опасными, вызывают сильную тревогу. Наиболее распространенные фобии – это зоофобия (боязнь животных), акрофобия (страх высоты), клаустрофобия (страх закрытых пространств), агорафобия (страх улиц или открытых пространств), ипохондрия (страх заболеть тяжелой болезнью).

Эти фобические объекты или ситуации отображают в символической форме психические конфликты и детские страхи.

Г.Нюнберг описывает пациентку, страдавшую от агорафобии. Тревога становилась особенно сильной, если она встречала на улице кого-нибудь из знакомых. Пациентка вспомнила, что впервые тревога возникла тогда, когда она встретила на улице своего брата. Она понимала, что страх перед ним был каким-то образом связан со страхом  наказания. Но не могла понять, за что. Брат был тем человеком, который больше всего старался оградить ее от всего сексуального. В связи с этим, пациентка смогла припомнить, что в детстве боялась сексуальных убийств, совершаемых на улице. В городе, в котором она  жила, на самом деле было совершено такое убийство. Тогда она еще не очень хорошо понимала, что это значило. После этого случая отец запретил ей одной выходить из дома. Но, тем не менее, пациентка регулярно нарушала запрет отца. Из-за этого она всегда ждала, что он ее накажет. Страх наказания, который она почувствовала, встретив брата на улице, был перемещен с отца на него.

В подростковом возрасте пациентка узнала, что такое сексуальное убийство. Тогда-то у нее и появилась фобия, хотя на сознательном уровне она уже не боялась, что ее могут убить на улице. В результате психоаналитической терапии, пациентка поняла, что ожидала, что за непослушание отец накажет ее чем-то вроде сексуального убийства. Кроме того, она осознала, что ее представление о половом акте всегда имело крайне мазохистический характер. Она нередко наносила себе раны, чтобы ее отец (который  был врачом) лечил их.

Таким образом, мы видим, что за фобией пациентки лежало ожидание наказания, которое одновременно являлось и мазохистическим удовольствием. Опасность превратилась в удовольствие.